Девочка в трусах с тремя крестиками (odnoznachno_net) wrote,
Девочка в трусах с тремя крестиками
odnoznachno_net

Categories:

Вопрос дня: Первая любовь

If you arrived at your front door and saw your first love standing there, what would you do or say?

Здравствуй... те.

Хотя наверное уже "здравствуй", да? Разница в 15 лет критична, когда тебе 14, и не имеет практически никакого значения в 27.
Много лет прошло, и многое я, наверное, забыла, а многое просто придумала, но одно я помню совершенно точно - запах яркого, горячего солнца и теплый асфальт под моими ногами. Всё это - до сих пор ты.

Что еще? Поездки на велосипеде через весь город, чтобы посидеть напротив твоего подъезда в надежде, что ты появишься (за 6 лет этого ни разу не случилось, но кто считает, да?). Линолеум в рекреациях (как же, блять, пишется правильно это слово?) школы, по которому я разгонялась и скользила тебе навстречу, с распахнутым сердцем, с раскинутой душой, чтобы в последний момент залихватски крикнуть тебе: "Здрасте!". Дискотеки, где каждый медленный танец - с новым мальчиком, но обязательно в том углу, где сидишь ты. Паленая водка в беседке детского сада вместо дискотеки, на которой тебя - не было.

А потом - потоком, одно за другим: летний лагерь, сигареты, водка. Сожженная к хуям баня вместе со знаменем, ночные катания на лошадях с черкесами, что угодно - лишь бы твой взгляд снова и снова падал на меня. Лишь бы не быть для тебя пустым местом, а быть... кем-то.

А еще четырехлистный клевер. Тебе так хотелось найти такой, а нашла его - странно, правда? - я. Принесла тебе и положила на ладонь. Смущаясь, пряча глаза, краснея как помидор. И пробормотала только: "На счастье".
И я правда отдала тогда тебе тогда кусочек своего счастья.

Тогда, в четырнадцать, я еще умела мечтать. Мечтать со всей силой и страстью юношеского организма (сейчас я часто думаю, как хорошо, что эти мечты не были оформлены в намерения, а то мир точно стал бы не лучше, но гораздо веселее)).
В этих мечтах я то и дело спасала тебя от бандитов, от долгов, от конца света. И наградой за это спасение всегда было только одно - возможность хотя бы немножечко, чуть-чуть быть с тобой рядом.

Мое маленькое глупое сердце принадлежало только тебе. И когда однажды утром я излазила все окрестные горы, собирая для тебя букет цветов, а потом долго думала, что же написать на записке (неподписанной, конечно, кто же подписывает такие вещи?), то в итоге на клочке бумаге появились только три буквы. "О. Н. А."

Я была очень, очень счастлива.

А потом пришла боль.

Расставание на два летних месяца. Невозможность увидеть, услышать, почувствовать. Отчаяние, паника.
Новая встреча - в сентябре - но я уже другая. Я люблю и ненавижу тебя одновременно. И сделаю всё, для того чтобы дать тебе это понять.

Строгий выговор, позор школы, выгнать, перевести, родительское собрание, еще одно, общешкольное, выгнать, позор, строгий выговор.

Сжатые зубы, ни единого слова в оправдание, в школу в тапочках, сигарета на крыльце, да чтоб вы все сдохли.

А в подкорке речтативом: люблютебялюблютебялюблютебялюблютебя.

Я - на берегу реки. Сижу на холодных камнях, слезы заливают лицо, шею, куртку. У меня сокровища - две твои фотографии, украденные с большим трудом, настоящая драгоценность. Я курю папину "Нашумарку" и пытаюсь поджечь их.

Сжеть. К хуям. Вместе с этой любовью. С этим чувством, которое разрывает на куски, и которое, черт побери всё на свете, просто некуда деть!

Ветер тушит спички, одну за другой, и вдруг одна фотография занимается, начинает тлеть. И я тушу её, обнимаю, прижимаю к себе, поливаю слезами.

Я не могу. Я не могу. Я никогда от тебя не откажусь. Никогда.

И всё стало по-другому. Любовь, ненависть, боль, счастье - всё слилось в одно большое чувство, которое я поселила в своей груди, укутала одеялом и понесла с собой. Не понимая, что с ним делать и как с ним обходиться, но дорожа им как ничем больше в своей жизни.

Я до сих пор помню розу, подаренную тобой мне на выпускном. Помню твои губы близко-близко, и горячие слова в ухо: "Ты молодец. Ты очень выросла. Я тобой горжусь".
Помню твой желтый костюм, твою прическу - всё вплоть до деталей.

И адскую, бесконечную боль от того, что через месяц я уеду. И больше не увижу тебя. Возможно, никогда.

А теперь ты здесь. Стоишь у моей двери, на моем пороге. Смотришь на меня своими карими, глубокими, мудрыми глазами. 
И я понимаю, что где-то очень глубоко во мне живет юная девочка, которая до сих пор тебя очень любит.

И я закрываю дверь. Тебе нет места в моей нынешней жизни. 
Но в памяти моей ты останешься навсегда.

Здравствуйте, Наталья Алексеевна. И прощайте.

p.s. представляете... теперь морщины у нас обеих.
Tags: личное, сопли
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments