Девочка в трусах с тремя крестиками (odnoznachno_net) wrote,
Девочка в трусах с тремя крестиками
odnoznachno_net

Category:

От Киева до Находки. Ох, кактусы наши, кактусы.

Всё-таки провинцию я люблю. Хотя бы за то, что чем дальше от Москвы - тем дешевле водка чище воздух, да и люди там чаще всего попадаются смешные и чокнутые добрые. Они не морочатся московскими шнягами вроде национализма, гей-парадов, евровидений и другой модой - они развлекаются по-своему. Душевно.




Итак, мы остановились на том, как три идиота верных товарища, распевая песни, двигались по широкой улице к парку.

Надо сказать, что парка в К-нске всегда было два. Правда, со временем местное население решило, что для такого маленького города два парка - это как-то дохуя многовато, и один из них был за несколько месяцев просто разорен.

-Карусели разбирали ночами, - рассказывал Прикча, - приходили с инструментами, что не могли унести - распиливали, и тащили.
-А охрана? - изумлялся наивный Дима.
-А что охрана? Дядь Вова из охраны сам домой два кресла от "Орбиты" уволок, они теперь у него в гостиной стоят. А Мишка "Вихрь" вместе с цепями разобрал, и сделал качели на дачу.

Так, приятно беседуя, мы подошли к воротам парка. Закрытым. И тут я поняла! Провинциальный менталитет - это вам похлеще американского! И даже просто русского! Это что-то невообразимое. Посудите сами.

-Зачем ворота-то закрыли? - спросила я у Прикчи.
-Как зачем? - удивился тот. - Уносить же больше нечего, чего их открытыми держать?

Мы с Димой просто слегли. Действительно, раз из парка спиздили приватизировали всё движимое и недвижимое имущество - зачем ворота? Надо закрыть, а то и их ненароком спиздят приватизируют.

Но смех смехом, а ворота встали серьезным препятствием между нами и белым порошком цитаделью природы. Серьезным и довольно высоким.

-Полезли? - предложил Прикча, подтягивая штаны.
-Ни за что, - категорически отказалась я, вспомнив свою нежную любовь к слезанию с высоких деревьев.
-Так то деревья! - возмутился Прикча. - Ворота - это совсем другое дело.
-Конечно, - согласилась я, - если с дерева я не могла только слезть, то сюда даже не влезу.

С каждой минутой обсуждения белый порошок цитадель природы отдалялась всё дальше и дальше. Наконец, мальчики приняли волевое решение и, поднатужившись, раздвинули прутья решетки.

-Лезь, - прохрипел красный от натуги Дима.
-Щас, - независимо кивнула я, оглядывая дырку шириной сантиметров пятнадцать, - вы мне льстите.

Мальчики поднатужились еще. Дырка расширилась.

-Лезь, - Дима стал уже фиолетовым, Прикча зеленым, а дырка более привлекательной.

Поразмыслив, я вспомнила про правило о том, что если пролезет голова - пролезет и всё остальное. И всунула голову между прутьев.

Ну вы уже поняли, что было дальше, да?
Да, блять, друзья. Вы совершенно правильно догадались. Не знаю, какой мудак ученый придумал это мудацкое ученое правило, но в моем случае оно, как и любые другие правила, не сработало! Вернее, сработало, но не до конца.

Голова пролезла. Плечи пролезли. А вот дальше начались проблемы.

-Сиськи не пролезают, - прокоментировал мой истошный вопль Прикча, который уже успел перелезть через ворота и воочию убедился, как удобно и приятно мне торчать между прутьев, - тяни её назад!

Быдымс! Дима понял указание буквально, и изо всех сил дернул меня за ноги. Плечи проскочили обратно. Подбородок звякнул, ударяясь об один из прутьев, и я застряла намертво.

-Блять! Аккуратно! - завопила я, пытаясь ногой пнуть Диму то, что снова пыталось меня дернуть. - Придурки. Думайте быстро, как меня отсюда вытащить.

Прикча подошел поближе, присел на корточки и заулыбался, глядя на мою перекошенную физиономию. Не знаю, какие мысли в этот момент бродили у него в голове, но глаза стали до ужаса хитрыми.

-Серега, - вдруг на меня снизошло озарение и я поняла, о чем он думает, - только попробуй, урод. Я же не вечно буду торчать между прутьями. Выберусь - засуну тебе один из них прямо туда, где рождаются твои светлые мысли.

Прикча погрустнел. Хитринка ушла из его глаз, уступив место сосредоточенности.

-Ладно, - заорал он через ворота, - бери её за ноги и по команде дергай.
-Не надо меня дергать! - завопила я, напуганная перспективой остаться совсем без сисек ушей и подбородка, но меня уже никто не слушал.

На счет "три" Прикча с силой потянул прутья, Дима дернул меня за ноги, и я снова оказалась на свободе. На всё той же, уличной, стороне ворот.

-Может, пойдем в гостиницу? - снова предложил Дима, и сновал был осмеян, но уже с меньшим энтузиазмом.

Желание отомстить Прикче за его грязные мыслишки взяло верх над страхом, и я, недолго думая, перемахнула через ворота и отвесила этому извращенцу пидорасу подзатыльник. Прикча возражать не стал.

Вечер становился всё томнее и томнее. Мы прошли по разоренному парку, пролезли куда-то между поваленных деревьев и обнаружили болото прудик с мостиком.

-ООоо! - возбудиласьодушевилась я. - Я хорошо помню это место.

Во времена моей туманной юности, здесь был настоящий пруд. Узкий, продолговатый, больше похожий на канал. И через него зачем-то построили выгнутый мостик. На этом мостике молодежь трахалась проводила романтические свидания, а дети прыгали с него в воду.
У меня тоже сохранилась пара интимных воспоминаний об этом чудесном месте, но чудесного от него осталось мало, и поэтому воспоминания сами собой растворились в пространстве.

Перед нами и впрямь было болото. Пруд зарос травой и попахивал гнилью. От мостика остались только железные основы - все деревянные части давно сгнили.

-Садитесь сюда, - Прикча показал на лавочку, спрятанную в камышах, - мы специально её затарили, чтоб было где чё.

Всколыхнувшаяся внутри муть ностальгия срочно требовала выхода, поэтому в ход пошла бутылка коньяка и волшебный пакетик.
Несколько минут мы сидели молча. За эти несколько минут вечер окончательно превратился в ночь и где-то заквакали лягушки.

-Пойду отолью погуляю, - сказал Дима.
-Иди, - кивнули мы с Прикчей.

Прошло еще несколько минут. Дима не возвращался. Я смотрела, как пруд на глазах становится всё чище и чище. Неожиданно мне в голову пришла замечательная мысль.

-Знаешь, что? - сказала я Прикче. - Думаю, я умею летать.
-Правда? - восхитился тот. - Покажи.
-Хорошо.

Я встала с лавочки, и полезла на мостик. Как именно нужно летать, я, правда, помнила плохо, но понадеялась, что это как езда на велосипеде - главное начать, и старые навыки обязательно вернутся.

-Ты в какую сторону полетишь? - спросил Прикча с берега, когда я уже добралась до середины мостика и балансировала на узкой опоре.
-На юг, конечно, - возмутилась я, - туда летают все наши.
-Кто наши?
-Наши все. Не мешай. Я настраиваюсь.

Прикча послушно замолчал, я посмотрела вдаль и раскинула руки. Подо мной сверкала кристально чистая гладь воды, а за спиной шевелились крылья. Я взмахнула ими, сделала шаг, и...

Полетела?

Авотхуй!

Впрочем, сантиметров тридцать я пролетела. Вниз.
Секунда.
Что-то царапает мне спину. Рывок. И вот уже я вишу в паре метров от пруда, ухваченная чем-то за пояс и растерявшая по пути все, будь они неладны, крылья.

Вода на глазах начала становиться всё грязнее, боль в спине всё ощутимее, а мат сзади всё отчетливее.
Оглянувшись, я увидела красную Димину рожу, и поняла, что он мой спаситель поймал меня на лету за пояс джинсов и теперь держит из последних сил.

Ну что может женщина сделать в такой ситуации? Поблагодарить спасителя?

Авотхуй!

Конечно же, я заорала. Я орала так, что у Прикчи, кажется, тоже пропали крылья, и прочие последствия волшебного пакетика. Я орала так, что Димин мат перестал быть слышен. Я орала так, что уже через две секунды Дима сумел втянуть меня на мостик, и за загривок донести до берега.

Упав на землю, я отдышалась. Оглянулась. Посмотрела на болото. Потом на Прикчу. Потом на виднеющийся вдали забор с прутьями.

-Еще хочешь? - засмеялся Прикча.
-В другой раз, - хмыкнула я.
-Придурки, - прокомментировал Дима.

Кажется, ему досталось больше всех - он даже отказался пить коньяк, послал нас нахуй домой и ушел в гостиницу.
Мы же продолжили банкет.

К утру бутылка опустела окончательно, мы с Прикчей вспомнили всё, что смогли вспомнить, о детстве, юности и прочих приятных моментах, поклялись друг другу в вечной дружбе, побегали наперегонки по пресеченной местности, и загрустили.

-А помнишь, как мы памятнику на голову трусы надели? - один эпизод всё-таки ускользнул из воспоминаний, и выплыл только сейчас.

Еще бы я не помнила! Скандал тогда был на весь город - одинадцатиклассники вместо того, чтобы чинно гулять по городу, надругались над единственным крупным памятником вождю русской революции.

И тут я совершила самую главную ошибку за всю эту поездку. Самую основную. О которой до сих пор не могу вспоминать без слез.

Я предложила повторить.

Прикча согласился. Мы дошли до центра. Выпили еще коньяка. И... проснулись от бешеного стука в дверь.

Я ошеломленно огляделась. Судя по совковому пейзажу, мы находились в моем номере. Всё, что было между последним глотком коньяка и нынешним моментом, стерлось из памяти начисто.

В дверь забарабанили еще более настойчиво. Я посмотрела на укрытого одеялом и ошеломленного Прикчу. Внезапная догадка пронзила мое сознание. Я заглянула сначала под свое одеяло, потом под Прикчино. Трусов ни на ком из нас не было.

-Блять, - пробормотала я, - трижды блять.

В этот момент дверь распахнулась, и в номер влетел старый знакомый дядя Коля и не менее старый знакомый полковник милиции Василий Игнатьевич. Застонав, я накрылась одеялом с головой и упала назад на кровать.

Вам, наверное, интересно знать, что же такого мы натворили? Нам тоже было интересно, и дядя Коля с удовольствием поведал нам, как в шесть часов утра ему в отделение позвонила совковая крыса дежурная нашей гостиницы и заявила, что двое пьяных в жопу странных людей ворвались в гостиницу, пробежали на второй этаж, через пять минут вернулись, сжимая в руках семейные трусы, и убежали. Дядя Коля посмеялся над глюками тетки, но через час она позвонила снова. И рассказала, что те же пьяные в жопу странные люди вернулись в гостиницу, и потребовали двухместный номер с большой кроватью. На слова дежурной о том, что без штампа в паспорте, она вместе не поселит, странные люди показали девственно чистую страницу паспорта и сказали (цитирую), что "только что поженились, и вот штамп, это подтверждающий. А если кое-то смотрит влагалищем и не видит штампа, то этому кое-кому стоит начать использовать для смотрения другие органы тела, более для этого предназначенные".
После этого дежурная без звука выдала ключи и, дождавшись, пока странные люди скроются из вида, собственно и начала звонить дяде Коле.
Дядя Коля вызов принял и собрался, было, идти в гостиницу разбираться, но тут его застал еще один звонок. На этот раз звонил старый знакомый Василий Игнатьевич, который сообщил, что у Дома Культуры совершено надругательство над памятником Владимиру Ильичу Ленину. Мол, на голову революционеру, а так же на обе руки, надеты предметы женского и мужского туалета. Проще сказать, задорные трусики.
Тут два звонка слились воедино, и дядя Коля, усиленный Василием Игнатьевичем, отправился восстанавливать справедливость.

В итоге нам, конечно, ничего не было. Дежурной мы выдали коробку конфет извинения, дяде Коле - сто баксов, Василию Игнатьевичу - поцелуй, а пожарным, которые снимали с памятника трусы, просто рассказали эту историю.
До сих пор осталось загадкой, как мы умудрились залезть на четырехметровый памятник, но эта тайна так и останется неразгаданной.

Так же останется неразгаданным, почему после этой ночи Дима дулся на меня почти полдня, но у меня, кажется, есть подозрения по этому поводу.

А вы как думаете?))

Продолжение будет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments