Девочка в трусах с тремя крестиками (odnoznachno_net) wrote,
Девочка в трусах с тремя крестиками
odnoznachno_net

Categories:

Выход из депрессии. Раз и насовсем.

Кто-то в коментах просил рассказать, как можно выходить из депрессии. Конечно, мне проще объяснить, как выходить из запоя, потому что с депрессией я встречалась только раз в жизни и встреча эта закончилась для нас обеих несколько плачевно.
Об этом случае и расскажу.


Сидела я как-то дома. Две недели. Никуда не выходила, никому не звонила и все телефоны отключила нахуй. Обкуривала квартиру, смотрела все подряд мыльные оперы по телевизору и литрами глушила коньяк.
Конечно, это так долго продолжаться не могло, друзья переживали, и подумали: "А не послать ли нам гонца"? И послали. Уж послали так послали.

Когда я открыла дверь и увидела, кто за ней стоит, меня охватило нехорошее предчувствие. Как выяснилось позже, оно меня не наебало обмануло.
На пороге стоял парнишка, уже два года прочно занимающий в нашей компании роль создания с кодовым именем "А кто идет за Клинским".
Наверное, когда-то у этого мальчика было нормальное имя. Но в среде друзей его называли просто: "Ойбля".
Это прозвище не упало на него с десятиэтажного дома потолка, оно появилось потому, что во-первых, парнишка был очень эмоциональным - перед каждой фразой говорил "Ой", а во-вторых, уж очень уважал всяческие матерные словечки.

К примеру, простая фраза "Куда идешь?" у него звучала как "Ойблякудабляпошелбля". Поскольку "ойбля" повторялось почти в каждой фразе, мальчик был просто обречен носить эту незамысловатую кличку.

Итак, Ойбля стоял на моем пороге с рюкзаком в руках и радостно улыбался.

-Ойбля! Приветбля! - заорал он, просачиваясь в квартиру. - Тычёбля? Совсембля? Собирайся! Едем в горыбля!

-Это где такое место - Горыбля? - удивилась я. - Первый раз слышу.

-Ойбля! Ну тычёбля! Давайбля! Собирайся!

На тот момент я уже настолько охуела одурела от сигаретного дыма и сидения взаперти, то была готова поехать куда угодно, даже с Ойблей, и даже в Горыблю, лишь бы хоть как-то сменить обстановку.

Что с собой берут в эту самую Горыблю, я не знала. Поэтому на всякий случай уложила в пластиковый пакет бутылку коньяка, три банки консервов и томик Достоевского. Посмотрела на презервативы, перевела взгляд на Ойблю и оставила резиновых друзей лежать в тумбочке на своем месте.

На улице я полной грудью вдохнула городской смог и вонь чистый воздух и загрузилась в Ойблину машину.

Про неё, кстати, надо сказать отдельно. Ойбля был фанатом. Полежать под машиной для него было гораздо круче, чем полежать под девушкой. Но это приносило свои плоды: с виду невзрачная Волга девятьсот лохматого года на трассе вполне делала даже самые крутые (в те годы) иномарки.
Салон у "Волги" тоже был экзотический: оранжевая обивка на сиденьях, ярко-зеленая ручная обмотка руля и рукоятка переключения скоростей в виде женской задницы.
Машину Ойбля ласково называл "Зай", но так как приставку "бля" в его лексиконе еще никто не отменял, бедная "Волга" получила довольно экзотическое название "Зайбля".

В общем, мы залезли в это чудо российской инженерии, и Ойбля выехал со двора.

Пока добирались до выезда из города, я успела выпить пару стаканчиков коньячку и пришла в самое пиздатое чудесное расположение духа. Противная депрессия отступила, жизнь казалась охуенной прекрасной, и единственное, чего я не понимала - какого, собственно, хуя члена я еду с Ойблей в какую-то Горыблю, если мне уже и так хорошо?

Поднять этот вопрос я не успела. Ойбля вывел свою Зайблю на трассу. И дал газу.
Коньяк в моем желудке собрался в кучу и тут же разлетелся на атомы и молекулы. От страха.

-Ойбля... - прошипела я сквозь зубы. - Убью бля! Помедленнее!

Авотхуй

Судя по всему, Ойбля решил, что выблевать весь коньяк на полной скорости себе на колени - это гораздо лучше депрессии и еще подбавил газку. Я закрыла рот ладонями, но чуяла - поможет это ненадолго. Через несколько десятков километров Ойбля сбавил скорость и лихо зарулил на заправку. Я на подогнувшихся руках ногах выползла из салона и побрела к ларьку.

-Пива, - велела я тетке в круглых очках, - Два.

Первую бутылку я выпила не отходя от кассы ларька. Ураган в желудке потихоньку усмирялся. Жизнь снова показалась радостной и чудесной. И тут меня кто-то нежно похлопал по плечу.

Я обернулась, готовая въебать влепить Ойбле по наглой рыжей морде, и увидела перед собой двоих незнакомых чуваков. Выглядели они как повзрослевшая гопота - из тех, кто вначале бьет, а потом задает вопросы.

-Привет! - обрадовался один из них. - Ты кто?

-Жанна Д'Арк в пальто, - ответила я.

Пока чуваки соображали, что на это сказать, я попыталась бочком просочиться в сторону машины.

Авотхуй

Радостно заржав, чуваки похлопали меня по плечам и предложили поехать с ними - оттянуться.
И тут я почуяла, как коньячные атомы, перемешавшись с пивными, срочно начали проситься наружу. Ладонь сама собой зажала рот и я ломанулась вперед.

Авотхуй

Ребятки явно не собирались так просто меня отпустить - обняли с двух сторон и принялись щипать за задницу попу. И тут я сделала большую ошибку: носом вдохнула запах одного из чуваков. Смеси дешевого дезодоранта и мужского пота желудок не выдержал.
Коньяк и пиво нашли выход из положения и одновременно из моего организма, размазавшись по одежде и ботинкам чуваков.

Немая сцена. Двух секунд, пока пацаны приходили в себя, мне хватило на то, чтобы подхватить Ойблю за шкирку, всунуть его в Зайблю, прыгнуть на пассажирское сиденье и заорать: "Газуй!".

Он понял мой вопль буквально. И втопил на полную. Тут я порадовалась, что в желудке уже ничего не осталось, потому что иначе мне действительно пришлось бы пачкать собственные коленки.

Ойбля погнал по трассе. В направлении Горыбли.

По дороге я несколько раз оглядывалась, но чуваки либо не захотели нас догонять, либо были слишком заняты, очищая одежду от смеси коньячно-пивных атомов.

За оставшуюся часть дороги я немного успокоилась. Конечно, оставалась опасность потом случайно встретить облеваных тех самых чуваков в городе, но вероятность подобной встречи была не слишком велика.

Через некоторое время спустя Ойбля остановился на обочине и радостно объявил:

-Ойбля! Приехалибля!

-Ну и где твоя Горыбля? - мой интерес был вполне оправдан: кроме жиденького леса вокруг ничего не было.

-Ойбля! Нахуйбля! Пошлибля! Я тебе такую рекубля покажубля!

Супер. Ехали в Горыблю, приехали в Рекублю. Ну, похуй всё равно. Раз приехали - нужно уже дойти до этой Рекибли, чтобы потом не ругать себя за бездарно проебанное детство зря потраченное время.

Ойбля накинул на плечо рюкзак и мы поперлись в лес.

Честно скажу - после получаса ходьбы я уже не хотела ни Рекибли, ни Горбли, и желание осталось только одной - Домойбля!

Авотхуй!

Ойбля тянул меня всё глубже и глубже в лес. Через час мы сделали привал. Сожрали все консервы и запили их одной на двоих бутылкой пива.
Еще через час меня начали терзать сомнения.
Еще через час я готова была убить Ойблю.
Еще через час - откусить ему яйца и засунуть их в каждую из его ноздрей.
Еще через час стало окончательно понятно, что мы заблудились.

-Ну и чё? - спросила я, примериваясь, как лучше расположиться для операции откусывания.
-Ничего! - бодро ответил Ойбля. - У меня есть компас. Пойдем строго по прямой, быстро выйдем на трассу и будем ловить попутку.

Я была в шоке. Первый раз в жизни Ойбля произнес целых три предложения без единого мата. Это означало только одно - мы в заднице действительно заблудились.

Ойблин план не удался. Компас, конечно, у него был, но вот пользоваться им никто из нас не умел и что означают эти значки, а главное - в какой части света находится трасса - мы не знали. Пришлось идти наугад, бордо распевая "Врагу не сдается наш гордый Хуяк Варяг" и выцарапывая из волос многочисленные колючки.

Когда стемнело, стало совсем хуево весело. Я с тоской вспоминала про свою депрессию, прокуренную квартиру и бар, наполовину заполненный коньяком.

-Давай разожжем костер? - предложил Ойбля.
-Зачем?
-Спасатели увидят дым и поймут, что мы здесь.

Еще одна жертва американских боевиков. Однако, его слова натолкнули меня на мысль. Я полезла на дерево. Сейчас уже хуй знает не вспомнить, чего я этим хотела добиться (может быть, с высоты посмотреть на окрестности?), но факт остается фактом - полезла.

Поднявшись метров на шесть над уровнем моря земли, я обозрела пейзаж и увидела вдалеке поднимающийся дымок костра.

-Ойбля! - заорала я радостно. - Там костер! Там люди!

-Ухтыбля! - отозвался Ойбля. - Слезайбля! Скорейбля!

Слезай. Ну да. Оказалось, что это не так просто. Забираясь на дерево, я забыла свой главный детский косяк минус: я легко залазила на самые высокие деревья. А вот со спуском всегда были сложности.

Так и в этот раз. Влезть влезла, а вот слезать...

-Ойбля! - снова заорала я. - Иди за людьми! Возвращайтесь потом, поможете слезть.

Ойбля свалил. Я еще раз с тоской вспомнила депрессию, пожалела себя и вдруг сообразила.
Как там говорится? "Хорошая мысля приходит опосля?"
Это был именно тот случай.

Я совершенно не подумала, как Ойбля вернется назад и - главное - как он меня найдет в совершенно темном лесу среди одинаково черных деревьев?

Пиздец подкрался незаметно Жизнь кончена, - решила я, - Теперь мне придется всю оставшуюся молодость провести на этом дереве. Пока я не умру с голоду или меня не склюют птички.

И тут меня посетила идея! Пусть Ойбля меня не видит, но ведь он может услышать!

Орать идиотское "ура" или еще более идиотское "ау" я не стала. Я начала петь. Хотя какое там петь - орать! Во весь голос.

-Врагу не сдается наш гордый Варяг! - проорала я и поняла, что остальные слова напрочь забыла. Похуй! Раз помним только одну строчку - будем петь только её.

К тому времени, как Ойбля вместе с двумя охотниками оказался у ствола дерева, я успела проорать эту несчастную строчку раз двести, охрипнуть и последние разы уже выхрипывала какие-то звуки.

С дерева меня сняли быстро: оказалось, что аргумент: "Слезай, или ветку отстрелю" на меня имеет особое влияние.

Охотники отвели нас к своему костру, угостили шашлыком, водкой, и двумя "Беломоринами". А утром помогли найти Зайблю.

Возвращение в город было тихим и скучным. Ойбля - такой же подранный и уставший, как и я, молча смотрел на дорогу.
Я говорить не смогла бы даже под страхом расстрела - "Варяг" окончательно подорвал резерв моих голосовых связок.

Вот только проезжая мимо давешней автозаправки, мы синхронно повернули головы.
Удивительно - но чуваки снова были там!
Ойбля сбросил скорость и мы медленно проехали мимо остолбеневших пацанов, и при этом синхронно поднесли по два пальца к ртам.

Конечно, после этого и настроение, и скорость Зайбли резко повысилась.

В городе нас ждали. Вся компания тусовала у моего подъезда и ожидала нашего появления.

-Где вы были? - заорал возмущенно кто-то из пацанов.

-Мы хотели в Горыблю, - прохрипела я, - А попали в Рекублю. Короче, долго рассказывать.

Оставив друзей соображать и распрашивать Ойблю, я уползла домой.




Спустя несколько лет выяснилось, что с моей подачи в городе появилась новая легенда. Звучала она следующим образом: "Однажды в лесу заблудилось двое друзей. Им было нечего есть и пить, и они не знали, как найти дорогу. Тогда один из них залез на дерево чтобы поискать тропинку, а второй остался внизу. Но на дереве была смола и первый друг прилип к ней и никак не мог отлепиться. Второй не бросил друга и остался под деревом, пока оба они не умерли от голода. Всё время пока они еще были живы, они вместе пели песню "Врагу не сдается наш гордый Варяг". И с тех пор ночами можно иногда услышать, как призраки забираются на дерево и поют, постепенно слабеющими голосами, переходят на хрипы и умирают."

Вот так) Ну а я с тех пор ни разу не входила в депрессию (слишком хлопотное дело - выходить из неё), окончательно возненавидела дикий отдых и терпеть не могу всякого рода Горыбли и Рекабли.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →